Четверг, 23 ноября 2017 03:02:50

Интервью с Ниной Михеевой после 10-го Чемпионата мира по рогейну 2012

На прошедшем 31 августа - 1 сентября 2012 г. в Чехии 10-м Чемпионате мира по рогейну команда Михеева Нина, Галкина Марина заняла 1 место среди женских ветеранских команд и 3 место среди женских команд с результатом 2580 очков. На вопросы редакции сайта www.rogaining.ru отвечает Нина Михеева.

WRC2012. Победители в группе WV.• Расскажите, пожалуйста, о себе. Как вы пришли в рогейн? Какими видами спорта занимались до и занимаетесь параллельно? Ваша команда устойчивая на протяжении нескольких лет - как она сложилась? Каковы сложности и особенности взаимодействия между членами команды на соревнованиях, длящихся в течение 24 часов?
Н.М.:
Мои школьные годы прошли в шахтёрском посёлке Сосенском Калужской области. Кроме музыкальной школы и лыжной секции в посёлке ничего не было для детских занятий. В лыжной секции был хороший тренер, я втянулась, но когда в 84 году широко распространился коньковый ход, я его не освоила и занятия забросила.
Всегда мечтала о туристских походах, осуществила эту мечту уже в МГУ. На 2 курсе быстренько вышла замуж. И дальше 17 лет была «верная супруга и добродетельная мать», не имела никаких своих увлечений — детский режим дня, прогулки в песочницу, уроки, магазин, стирка и т.д. В 2005 друзья позвали на туристический слёт Калужской области. Параллельно проходил чемпионат области по спортивному ориентированию. И всё. Я пропала из дома сразу и бесповоротно. Дальше — чип, соревнования, сплиты, шиповки, боли в ногах, травмы, снова соревнования, но уже в других городах. Детские двойки перестали расстраивать, так как прежде. Муж, к счастью, поддержал.
В 2007 — первый рогейн в Московской области. 3 часа и 8 часов. Меня уговаривала Оля Захарова пробежать вместе 3 часа. Но я же не псих - столько бегать, к тому же обещали, что на местности много завалов, тут и за час вымотаешься, куда уж мне 3 бегать? Решила отправиться на 8 часов, но пешком, чтобы не переутомиться. К тому же мой первый Московский Марш-бросок скоро, о его трудностях легенды ходят, проверю сначала себя на 8 часах.
Первые три часа я бежала, потому что хотелось. Потом шла. Через 3.5 часа резко заболела голова, я не чувствовала желания есть до этого, не хотела тратить время на остановку. Пришлось поесть и даже полежать 15 минут. Радость жизни вернулась, и я продолжила собирать КП. По дороге осталась без часов. Когда узнала время, оказалось, что прошло 5 часов. Я сделала половину запланированного круга, и на вторую половину остаётся только 3 часа. Это была специфическая дистанция — вокруг Фрязино. Последние 2 часа мне оставалось преодолеть 9 км по прямой. Идти со скоростью 5 км в час я уже не могла. А бежать могла около 6 км в час. И я добежала эти два часа. Почти без взятия КП по дороге. Очень удивлена была своими возможностями. Я бежала 5 часов за этот день! Чувствовала себя как из-под катка, но радости это не уменьшало.
Потом был анализ результатов. Я ввела свой путь в Роутгаджет. Нашла команды с такой же длиной пути. Запустила наши команды одновременно... Это было открытие для меня! Пока я щёлкала лёгонькие и дешёвые КП у старта, все кинулись в дорогие районы, а один товарищ набрал 189 очков против моих 128 с той же длиной трека! Я провела над картой несколько дней :)
Через год начались суточные рогейны. В 2008 г. на Чемпионате России и Чемпионате Европы моими партнёрами были Ирина Знаменщикова и Михеев Пётр. Ира дальше не смогла продолжать это увлекательное занятие из-за проблем с коленями, а Пете стало интересно без меня — в юниорской команде. В 2009 нужно было найти нового партнёра. Марину Галкину я знала шапочно, как самого активного и продвинутого участника Московского Марш-броска. Немного боялась, что не сойдёмся характерами. Она мне казалась со стороны человеком, не знающим тени сомнения, боялась, что она будет подавлять меня, но оказалось, что и она не всегда уверена во всём, и вполне готова терпеть мои слабости в пути.
Мне кажется, что взаимоотношения у нас в команде — идеальные. Марина — лидер, и чувствует себя побитой собакой после гонки, если её партнёр сильнее. Ей тогда кажется, что она подводит команду, очень переживает. Я же отлично себя чувствую на вторых ролях. Наверное, мне хватает в жизни возможностей принимать решения, и приятно отсидеться за чужой спиной. Когда я не вижу Маринину спину впереди, начинаю волноваться. Кроме того, Марина очень эмоциональна, я более сдержана, она разгоняет меня в начале, а я мешаю делать ей лишние крюки. «Как хорошо, что ты со мной, - говорит Марина, - а то бы я не удержалась и сделала бы тех велосипедистов, а потом бы мне было плохо». Сначала Марина ориентировалась хуже и не хотела посещать традиционное ориентирование - «так далеко ехать, и бегать только один час», сейчас она — ас. Мы всегда ориентируемся вдвоём, второй проверяет работу первого, подсказывает. Если у кого-то возникают сомнения, то другой обязательно объяснит свои идеи. Мы слушаем и слышим друг друга. Это не занимает много времени.
КП 52 - 70На этом Чемпионате мира возник только один миниконфликт. На перегоне 70-52 вела я. Марина отдыхала за мной. Дорога была прямая, все однозначно, за нами держалась команда мужчин-эстонцев и женщин-австралиек — будущих серебряных призёров, которые с самого начала нервировали нас постоянными встречами. Ночь. Вшестером все мы расслабились немного. И тут я смотрю на компас и понимаю, что дорога изменила направление, мы незаметно свернули влево на развилке. А ведь и развилку-то не видели, вспомнила, что какое-то подобие домика мы прошли. В карте на развилке нарисовано что-то вроде вышки, кормушки. Тут же это объявила всем и кинулась вверх на склон, чтобы подсечь нашу просеку. Поймала. Показалось, что КП уже совсем близко — холм справа от меня. Двигаюсь дальше вверх, стараясь обходить открытое пространство слева, но какое-то оно нечёткое. Австралийки пошли по просеке, а эстонцы от нас не отрываются, целиком полагаясь на меня. Марина начинает ворчать: «Ты что? Куда ты? КП слева. Ты что, не понимаешь?» Ещё минут 20 мы лазили в мокрых ёлках, забирая влево. И все время Марина возмущалась. Я молчала, потому что КП не находилось. Получилось, что я и свою идею не проверила, и Марина шла правей, чем ей хотелось. Я совсем промокла, КП — нет, правильные мысли о его месте не приходят, а тут ещё и Марина пилит. Я и говорю резко достаточно: «Сколько уж можно меня пилить, все ошибаются, и я не могу без ошибок вообще». Марина сразу же согласилась с этим доводом, мы тут же нашлись. Потеря на этом КП составила 10 минут. Правильный проход к КП тоже был не простой. Никакой обиды, осадка от такой небольшой перепалки у нас не остаётся.

• Как вы обычно тренируетесь? Как готовились к чемпионату мира в Чехии?
Н.М.:
Вот тут я, наверное, совсем нетипичный чемпион мира. Даже стыдно. Мне часто задают этот вопрос, один раз даже спросили так: «Сколько раз в день Вы тренируетесь?»
Все мои тренировки — это Московские Меридианы по вторникам и четвергам и соревнования по субботам и воскресениям. И те иногда пропускаю. То есть 4 раза в неделю — этот максимум. Если есть травмы, жду когда пройдёт и могу не бегать месяц. Летом, когда Меридианов нет, успеваю посетить 2-3 многодневки по ориентированию. 2 раза в месяц — длинная дистанция: или Московский рогейн или 20 км вдоль канала имени Москвы до Водников. Причём сама бегу не быстро, главное, чтобы долго. Скорость возрастает до 10 км в час, если бегу с сыновьями. Зимой — лыжи с группой Дмитриева — это бывает раз в неделю, беговых 8-10 часов. Когда снега много в январе и феврале — не бегаю вообще.
Выходя на старт, я должна бить копытом, предвкушая гонку. Если этого состояния нет, получится мучение. Дожидаясь этого чувства голода по бегу, пропускаю гонки.
В этом году подготовка была вообще плохая. 2 января сломала ребро в лыжном походе. Пока болело, не бегала с дмитриевцами. Зимнего объёма не хватило.
Перед чемпионатом тоже не сложилось. За 5 недель до Чемпионата мира был Чемпионат России. Наверное, не надо было вообще на него ехать. Месяц уходит на восстановление, а бежать вполсилы у нас не получается. Две недели после российского чемпионата я не бегала вообще. Потом начала 40-минутные пробежки 3 раза в неделю. И как-то тяжело мне на них было. Перед ЧМ — неделя в Чехии. Мы с Зюзаной Сетинковой приняли участие в 6 часовом велосипедном рогейне. Прекрасный район между Прагой и Дрезденом. Горы вулканического происхождения, на вершине почти каждой — развалины замка, на них — КП. До этого я на велосипеде никогда не участвовала, последний раз на него садилась в мае. Через 3.5 часа гонки после набора 200 метров поняла, как я люблю беговые рогейны! Зюзана — суперветеран ждала меня наверху. Мы сделали с ней две пробежки по пражским паркам. Лёгкости не было никакой. Но за эту неделю в Чехии я хорошо выспалась, и настроилась на гонку.
У Марины с тренировками все гораздо серьёзней. Иногда мне кажется, что она себя слишком изматывает. Ей тяжело пропустить хоть что-то. В этот раз она только что вернулась из похода по Саянам. Когда мы гуляли по Праге за два дня до гонки, я видела, что она засыпает на ходу. Очень устала.

• У вас большой опыт участия в рогейнах в разных странах, в том числе и в чемпионатах мира. Какие отличительные черты чемпионата в Чехии вы бы отметили? 
Н.М.:
Очень интересный район. После каждого подъёма открываются новые дали. Дух захватывает. Много дорог, и по дорогам выгодней бежать, хотя и лес чистый. Поля тоже все подстрижены, мы не раз подрезали по ним. Мне показалось, что рельеф местности очень подходит для рогейна. Коленки не убивает, но в то же время его нужно обязательно учитывать при планировании. Нужно искать не только оптимальный путь по длине, но и минимизировать подъём.
Не очень понравилось, что некоторые КП специально спрятаны под ветками ёлок, пока ветки не раздвинешь, КП не увидишь, даже если в 2-х метрах проходишь. Лотерея получается. Да и светоотражатели я тоже не заметила. Не понравилось стоять 8 минут в очереди на КП 80. Но какие-то недостатки есть на каждом чемпионате, а общее впечатление — волшебная страна.

• Как осуществлялось стратегическое планирование до старта? Какие делали предположения и прогнозы? Были ли расхождения мнений и как в таких случаях принимались решения? Как сложилась сама гонка? Что удалось предугадать, а что было непредвиденным? Как реагировали на непредвиденные обстоятельства? Вносили изменения в стратегический план? Каковы впечатления от погоды, местности, карты, замысла организаторов? Темп передвижения в течение суток? Сложности? Препятствия? Неожиданности? Запомнившиеся моменты?
Н.М.:
Планирование до старта началось за двое суток до него. Гуляя по Праге, я купила туристическую карту этого района. Масштаб 1:50000. Перепад высот вполне можно было оценить. Мы разложили эту карту, посмотрели фотографии из фотоальбома Зюзаны. Оценили свои силы. Я, отягощённая «печёными вепревыми коленями» (блюдо традиционной чешской кухни) и Марина после Саян. Посмотрели в интернете свою длину пути на прошлых рогейнах и решили, что длина пути по прямой должна быть 70 км по прямой. 65 км — мало для нас, а 70 в самый раз. Первый раз скорректировали эту длину уже в автобусе в Карловы Вары. Я раскидала на бумажке, сколько мы будем проходить за каждый час. Получилось, что 82 км. Причём Марине не понравилось, что на последние 2 часа в моём плане приходилось только 4 км. «Мы можем больше!» Я убеждала Марину, что это — страховка от ночных неожиданностей. Утвердили 82 км.
Приехали на место около 4 часов дня и остались без полигона, на него было сложно попасть от центра соревнований без машины. Не сильно огорчились, получили разведданные от Сафоновых об их скорости на полигоне. Она была выше, чем они предполагали изначально.
Процесс планирования — самая интересная и напряжённая часть рогейна. От этого зависит 80% успеха. Мы всегда используем все время для анализа, и нам ещё не хватает. Иногда уже построив траекторию движения, мы обсуждаем, не изменить ли направление пути, это тоже может влиять — какая часть со свежими силами, какая на ночь.
Получив карту, сразу отмели районы с большим перепадом высот. Очень помогла голографическая карта-сувенир, выданная всем участникам. Легче было представить район в целом. Когда вырисовалась общая идея пути, длина составила 90 км. По равнинной Литве с шикарными дорогами мы сделали 101 км. Здесь же 90 км должны быть пределом для нас. Промерили ещё раз от конца по треку, где мы должны быть за 2 часа от финиша, чтобы успеть. Марина лихо заложила 7 км на последний час: «Мы это можем!» Вписали временные точки контроля из моей 82-километровой раскладки в карту. Если удастся выиграть у этого плана 2 часа к утру, то мы сможем сделать эти 90 км.
Побежали. Я не быстро. А Марина наконец воодушевилась. Первые часы она бежала с нашим единственным рюкзаком в гору и предлагала меня туда ещё и подтащить. Я её урезонивала, что это только начало, и такое таскание тяжести не изменит особенно нашу скорость, а силы подкосит. Каждые 2 часа мы выигрывали у нашего графика 15-20 минут. Решили добавить ещё 44 и 40 пункты, которых не было в плане. Здесь на небольших перепадах их легко брать, а северные пункты более тяжёлые. К ночи мы выигрывали 1 час. Потом всю ночь бонусное время не росло и не убавлялось. Мы шли как раз 3 км в час по прямой, как и планировали. Небольшие ошибки — торможения в районе КП, а также подъёмы и спуски стали более крутыми, подрезки невыгодными.
WRC2012. Победители в группе WO.Дальше уже описанная ошибка на КП 52 и копание в канавах на КП 98 сократили бонусное время до 5 минут. И уже после КП 52 Марина начала сильно хромать, и темп упал совсем. Это тазобедренный сустав вспомнил про Саяны. Мы выбросили из плана не только северную петлю 78-92-69-32, но пришлось отказаться и от 88. Каждый шаг давался Марине с трудом, а я мёрзла и ничем не могла ей помочь. Мы понимали, что ветеранские медали от нас всё равно не уйдут, нужно только дотянуть вовремя. Я посматривала на палки обгоняющих нас рогейнеров, когда Марина придумала использовать как палку меня. Скорость наша возросла на километр в час, и мне стало теплее и веселее. К тому же через 20 минут такого передвижения нога отдыхала, и Марина могла двигаться даже самостоятельно. На перекрёстке к КП 42 я оценила нашу скорость. Было 10:45. 40 минут сползать на КП 42 и ещё 45 минут добраться отсюда до финиша. Получалось, что 10 минут нам не хватит. И это при условии, что Марининой ноге не станет хуже. Она согласилась, но через несколько метров возмутилась: «Ну, неужели мы не возьмём даже этот КП. Я могу бежать!» И она убедительно продемонстрировала, как она это может делать. Я даже, кажется, чуточку отставала. На перекрёсток мы вернулись, через 32 минуты. Сомнений, что не успеем, уже не было.
Были очень довольны, что взяли этот КП, без этих 4 очков мы пропустили бы вперёд две женские команды, тогда ветераны из Чехии получили бы золото и бронзу, а мы вместо них только серебро. И место России в общем зачёте было бы не первым, а третьим.

• Итоги, выводы, планы?
Н.М.:
Думаю, что все у нас сложилось хорошо. Какие-то проблемы со здоровьем часто бывают в конце пути. Это нормально. Но бывает, что обходимся и без них, и бодро бегаем утром после бессонной ночи. И это ещё наверняка будет, с каждым чемпионатом нам удаётся подняться чуть выше. Место в первой тридцатке на чемпионате мира и в первой десятке на чемпионате России нам вполне реально получить. Да и на чемпионате Европы постараемся.

Фотографии Марии Борисовой.